Новые загадки взрыва в Ступино: газовщики выразили недоумение

ddb1c0ab35f870771b6ae9f0f03f28b7 Новости Ступино

В деле о взрыве жилого дома в Ступино появилась альтернативная версия — специалисты предположили, что мог взорваться газовый баллон, хранящийся в квартире. Эта гипотеза родилась не на ровном месте: газовщики сомневаются, что взрыв произошёл из-за утечки бытового газа.

Напомним, страшный взрыв прогремел 11 апреля в 5.44 в доме 4 по Центральному переулку. Пострадали 9 квартир. Предварительно эпицентром взрыва стала квартира номер 54 на 4 этаже, которую снимала семья с двумя детьми (выжил только глава семейства Алексей Зарубин). Всего погибло 6 человек, около 20 пострадали.

Для наглядности объясним, кто и за что отвечает. Желтая труба с газом, которая выходит из земли и тянется в дом до первого вентиля — зона ответственности «Мособлгаза». Внутридомовое газовое оборудование обслуживают подрядчики: до февраля 2022 года этим занималась компания «Инженерные технологии», с февраля договор с Управляющей компанией заключил крупный и ныне популярный оператор «Серпрегионгаз». Какая компания будет работать с коммуникациями внутри квартир — решают собственники. Жители дома в Центральном переулке почти в ста процентах случаев заключали договора с «Серпрегионгазом».

Последний осмотр внутри дома проводился ещё «Инженерными технологиями». Из акта от 1 сентября прошлого года следует, что были выявлены незначительные утечки газа. Например, в одном месте в подъезде подтравливала контргайка на трубе. Специалистами проводилась замена муфты и других частей. У «Серпрегионгаза» осмотр стоял в планах на сентябрь 2022 года. Опрошенные нами эксперты в один голос исключили, что утечки ВДГО могли привести к катастрофе.

«На практике бывает, что даже газонализатором не найти эти утечки. Когда проводится осмотр — мы обязательно пропениваем резьбу и уже по пене смотрим: если есть утечка, то пузырьки видно. И то, если мыльный раствор, то видно, а если схалтурить и взять, например, «Фэйри», то это средство тяжелое и утечку не обнаружить», — рассказал один из специалистов.

Очевидно, что эпицентр взрыва находился в квартире 54: именно там самые сильные разрушения, об этом говорит характер травм у жильца — он единственный имеет ожоги. Поэтому версия об утечке газа из трубы в подъезде, скорее всего, не имеет оснований.

Осмотр внутриквартирного оборудования по закону должен проводиться не реже раза в год. Курировал это направление в «Серпрегионгазе» главный инженер организации Владимир Тихонов, которого 12 апреля задержали следователи. О нём известно, что это опытный и квалифицированный специалист, некогда трудившийся в «Мособлгазе», возглавлявший ГЭС в Серпухове. Около года назад газовщик попал под сокращение и его с радостью приняли в «Серпрегионгазе». У него в подчинении был начальник ГЭС (газовая эксплуатационная служба), контролировавший слесарей, которые и ходят по квартирам. Компанию сложно обвинить в посредственном исполнении обязанностей — большинство опрошенных местных жителей пояснили, что газовщики регулярно приходили к ним. Другое дело — как обстояли дела с осмотром коммуникаций в тех жилищах, куда не удавалось попасть слесарям «Серпрегионгаза».

В 53-й квартире трубы последний раз проверяли в 2019 году. В 54 квартире, у собственников которой договор с газовщиками с 2018 года, слесари не были ни разу за последние три года. В 55 квартире доподлинно известно пока то, что в октябре 2021 года был оформлен акт недопуска – т.е. специалисты не попали в помещение. Данных за более раннее время пока нет, да они и не нужны. По словам представителей «Серпрегионгаза», полномочия компании по закону исчерпаны после того, как раз в год сотрудники передают сведения о квартирах, где не удалось провести осмотр, в Государственную жилищную инспекцию. Собеседники утверждают, что весь этот порядок соблюдался компанией, и данные направлялись по почте.

Часто ли жильцы не пускают газовщиков в свои квартиры или притворяются, что их нет дома? Увы, такое бывает. Например, в 2020 году из 28 тысяч абонентов по Ступино на 3147 были оформлены акты недопуска. С этими «несогласными» уже должна была разбираться жилинспекция. Среди них были и взорванные квартиры.

Другой неутешительной статистикой поделились в Управляющей компании. На следующий день после взрыва жителям уцелевших подъездов (1, 5 и 6) было разрешено зайти в квартиры и забрать всё необходимое. Помимо того, что о ЧП сообщалось из каждого утюга, а собственников жилищ дополнительно оповестили о необходимости появиться в Центральном переулке в назначенное время (коммунальщикам и газовщикам необходимо проверить весь жилой фонд) из 60 квартир жильцы 23 проигнорировали просьбу.

Но вернемся к версиям взрыва. Мог ли газ скопиться в вентиляции? Этим ведает Управляющая компания. По регламенту коммунальщики инспектируют это хозяйство 4 раза в год — проверка вентканалов на крыше и в квартирах, куда есть допуск от собственников. Собеседник утверждает, что с вентиляцией в доме никогда не возникало вопросов. Недостатков не было обнаружено в ходе плановых осмотров. Однако уже после случившегося в одной из квартир в уцелевшем подъезде был выявлен заклеенный плиткой вентканал.

«Дом панельный. В таких домах крайне редки проблемы с вентиляцией. Очень маловероятно, что даже при забитой вентиляции могло скопиться столько газа, чтобы случились такие разрушения. С осмотром квартир мы сталкиваемся с такими же проблемами, что и газовщики: часть квартир сдаются, люди в рабочее время дома не сидят. На мой взгляд — это системная проблема», — высказался собеседник, вентиляционщик по профессии.

Пока невозможно однозначно сказать о причине взрыва, но факт остается фактом: в жилище, где вероятнее всего был эпицентр, никто из профессионалов не бывал несколько лет. Однако, по логике, так как газовый стояк проходит только через кухни, взрыв должен был случиться именно там. Но визуально видно, что самые большие разрушения в зале квартиры, где была лоджия. А кухни двух квартир, находящиеся через стенку друг от друга пострадали не так сильно. Эксперты «Мособлгаза» подтвердили на месте, что такие сильные повреждения вполне возможны от взрыва 25-литрового баллона вполне возможны.

Если это баллон, то тут имеет место быть два возможных сценария: неправильная эксплуатация или неправильное хранение. Время взрыва – 5.44, что исключает вероятность ремонта. А вот с хранением — вопрос. Со слов экспертов, емкость под давлением могла сдетонировать при условии, если баллон был неполный и на него воздействовало тепло. По нашим данным, отопление в доме отключено не было. Родственники семьи Зарубиных пояснили, что за три дня до трагедии были у них в гостях и никаких баллонов не видели. При этом они же отметили, что глава семейства работал на заводе кузнецом и в теории мог работать с газом.

Надо понимать, что эта версия пока лишь предположение — если в квартире был баллон, то фрагменты корпуса обязательно найдут криминалисты, а пока такой информации не поступало.

Еще одна странность: никто на месте происшествия не чувствовал запах запах газа. Ни до, ни после. Правда на это может повлиять один фактор — одорация. Сам по себе природный газ не имеет ни цвета, ни запаха. Ему придают аромат чеснока на специальной станции. И бывали случаи, когда там случались сбои: газ лишался запаха, либо наоборот становился настолько пахучим, что заявки в аварийные службы увеличивались в разы в моменты, когда автоматика станций нарушала баланс одорации. По нашим данным, «Серпрегионгаз» направил запрос в «Мособлгаз» на счет работы станции.

Мы еще раз посмотрели с экспертами на фотографии с места ЧП. Приводим их комментарии.

«Воздуховоды стоят четко, как новенькие. Они из гипсолита. Если бы была газовоздушная смесь, она естественно бы попала в воздуховод и была там в бОльшем количестве, чем в комнате. И его бы разорвало».

«Стены наклонены внутрь кухни. Как газ мог оказаться в зале? Эпицентр был там».

Одна плита была вообще с электрической духовкой. Обычно взрыв случается, когда в духовке накапливается газ. С электрической быть не могло такого. Сами плиты чистенькие, искореженные извне, камнями. Вторая плита была с газовой печью. Искореженная, но не раздутая, дверца на месте. Шланг — гибкая подводка: свежая и хорошая. Если бы искра проскочила — такое бывает, то она бы была обожженная, но там пожара то и не было толком, вот что удивительно».

Следователи ГСУ СКР по Московской области работают на месте трагедии днем и ночью. Хочется надеяться, что ответы на все вопросы мы получим совсем скоро.

МК




Добавить комментарий

Ваше мнение важно для жителей Ступино!